Главная

Проект Submarine C13

Создание фильма

Создание клипа

Теория - съемка/монтаж

Классика кино

Отечественное кино

Учеба от Автора

 

Социальные сети
фейсбук
google
Поделиться

 


Проект "Submarine C13"

ФАН-ТРЕЙЛЕР

"Безымянная звезда "

проект "Submarine C13 "

По мотивам фильма Михаила Козакова "Безымянная звезда"

Про любовь. Конечно. Про внезапную влюбленность, которая как преступник из-за угла ножем.
Но может быть все же про шанс выскочить из порочного круга осточертевших будней и прорваться в новую ральность... Но за счет другого. То есть кто-то должен "оплатить" состоявшуюся новую реальность.

И вопрос который поднимается в фильме - а готов ты изменится, готов оплатить собою этот прорыв.
И героиня Вертинской не решилась. Жестокий цинизм Грига легко разрушил наивные мечты Моны.
Ну а герою Костолевского нечего предложить Моне. Все его естество подчинено и живет за счет сумасшедшего вовлечения в науку. Мало чего общего имеющего с реальностью. Влюбленность только разрушает его тщательно сбалансированный мир. И никакого счастья ни ему, ни Моне не принесет.
Тем более они из разных миров. Она из мира прагматичного, растворенного в плотских удовольствиях. Он из мира размышлений о мироздании.

До слез жалко героев, которые влюблены, но понимают всю тщетность реализации своей мечты...

"Безымянная звезда " 1978

Автор сценария: Александр Хмелик по пьесе Михаила Себастьяна

Режиссёр-постановщик: Михаил Козаков
Операторы-постановщики: Георгий Рерберг (снял своё имя из титров), Владимир Иванов
Художник-постановщик: Марк Каплан
Композитор: Эдисон Денисов
Режиссёр: Николай Конюшев
Звукооператор: Юрий Рабинович
Монтаж: Людмила Чузо
Художник по костюмам: Е. Амшинская
Художник по гриму: Л. Козлова

Актеры:

Анастасия Вертинская — Мона, столичная гостья
Игорь Костолевский — Марин Мирою, учитель астрономии
Михаил Козаков — Григ, друг Моны / текст от автора
Григорий Лямпе — господин Удря, учитель музыки
Светлана Крючкова — мадемуазель Куку, классная дама
Михаил Светин — господин Испас, начальник вокзала
Ирина Савина — Элеонора Земфиреску, гимназистка
Алла Будницкая — госпожа Испас, жена начальника вокзала
Илья Рутберг — господин Паску, хозяин магазина
Александр Пятков — Яким, помощник начальника вокзала
В. Доррер — мадам Жоржеску
Семён Берлин — Ласку, судья (озвучивает Юрий Саранцев)
Евгений Тиличеев — кондуктор дизель-электропоезда

Субъективные размышлизмы (с около киношного форума)

Кстати о ''дряни''. Владимир Владимирович Маяковский уже писал об этом однажды . Не станем покушаться на лавры замечательного поэта и человека . Речь о т.н. отрицательных героях в кино . Персонаж М.М.Козакова , конечно личность малосимпатичная, но как же ''вкусно'' актёр преподносит зрителю этот образ . Григ, безусловно циник и наверное , даже, страшно сказать, мерзавец. Однако невольно ловишь себя на том, что в каких то мимолётных проявлениях он вызывает что то сродни восхищению: его ирония, издевательски-снисходительный тон в отношении Моны и её неожиданного возлюбленного - ведь артист в своём деле!

Конечно, недостаток экранного времени, отпущенного герою М.Себастьяна в фильме , не даёт полной картины в этом портрете (простите за тавтологию). Тем не менее, почему то даже по этим минутам, с увещеваниями своей пассии, Григ не видится каким то совсем уж отьявленным негодяем. Дрянь, она тоже порой бывает весьма интересна. И даже более того - интересней, ''cочней'' многих, сугубо положительных, хотя конкретно здесь и И.Костолевский, безусловно хорош . :-)

...Фильм прекрасен. Он повествует, на мой взгляд, о двух вещах. О стремлении человека к высокому (в понимании каждого человека). И о том, что у каждого человека, как и у каждой звезды, свой путь, от которого нельзя отклониться. И любой человек мечтает о чем-то воображаемом. Ведь дизель поезд встречают не только школьницы, а все жители города. Они встречают свои несбыточные мечты. У Марина свои мечты, отличные от большинства. Мона может быть какой угодно, в пределах допустимого, главное, чтобы Марин был поражен ее появлением. По большому счету, Мону играет Марин, своим преклонением, удивлением и восхищением.

... Мона - изящная, милая, эффектная, но... драная кошка. Просто эта кошка яркая, вот она и привлекла внимание Учителя. Он же действтиельно ничего не видит - ни окружающих, ни солнца,ни зимы,ни весны и пр. Про то, что мадмуазель Ку-ку - симпатичная, милая девушка, за строгостью которой прячется нежная любящая душа - даже говорить нечего. Увидел яркую, пусть и пустую в душе - девушку и ... заинтересовался. А то, что рядом не менее яркая, но умная, интересная девушка (которая как в панцирь спряталась от мира) - даже в упор не видит.
Судьба пощадила Учителя и увезла эту драную кошку. А так - нахлебался бы он с ней - по-полной программе.

...Фильм философский, есть над чем подумать. Грустно, конечно, что Мона уехала, но, видимо, это было неизбежно. Да, месяц она была бы с учителем счастлива, а потом затосковала бы в этой дыре: ходить некуда, наряды показать негде, да и нищета начала бы раздражать, ну а потом пошли бы скандалы. Бывает такое что люди любят друг друга, а в силу обстоятельств быть вместе не могут. Так что фильм очень реалистичный, поэтому и такой грустный. Учителя очень жалко, он такой потеряный и несчастный был, совсем один в этой дыре остался. Мону тоже жалко, но уезжать легче чем оставаться, хотя кто знает сможет ли она жить как прежде....

ФАКТЫ

В основу картины легла одноименная пьеса румынского писателя и драматурга Михая Себастиана (настоящее имя — Иосиф Гехтер). Однако Александр Хмелик значительно переработал авторский текст. Некоторые эпизоды пьесы в фильм не вошли, однако добавилось немало новых моментов, в сюжет были введены новые персонажи (например, жена начальника станции Испаса, судья).

В 1956 году БДТ стремительно терял зрителя, был на грани распада, за последние 5 лет не поставил ни одного спектакля, который стал бы событием театральной жизни. И именно постановка Товстоноговым «Безымянной звезды» в нём вывела театр из творческого тупика. Зрители восторженно приняли эту пьесу. Учителя в ней играл Иван Рыжов, а мадемуазель Куку играл Евгений Лебедев. Товстоногов поставил пьесу как комедию, а вот в сценарии Хмелика, по которому был снят фильм, преобладал уже другой мотив — грусти и тоски.

В конце 1960-х годов Козаков хотел снять телеспектакль «Безымянная звезда» с Олегом Далем и Анастасией Вертинской в главных ролях. Но тут состоялось назначение Сергея Лапина на пост Председателя Комитета по радио и телевещанию, и телеспектакль не был снят.

Сценарий будущего фильма Михаил Козаков впервые принёс на телевидение в 1970 году. И в это же время на пост Председателя Комитета по радио и телевещанию пришёл Лапин. Он был известен суровостью цензуры. Поэтому принесённый Козаковым сценарий вычеркнули из тематических планов телевидения. Кинематографическое начальство слишком многое смущало в сценарии фильма. Не помогла даже известность самой пьесы, которая уже с успехом шла на сценах театров. В 1970-е годы редакторы были начеку, аллюзии и параллели искали буквально во всём, ведь шла борьба с диссидентством. (Например, в пьесе глядеть на проходящий поезд приходят только редкие любопытствующие, а уже в сценарии фильма поглазеть на это зрелище вываливает на перрон огромная толпа зевак — сразу на ум приходит параллель с советским «железным занавесом»). Поэтому Козакову было запрещено даже думать об этом фильме. Но он всё подавал и подавал очередные заявки на «Безымянную звезду» в надежде на чудо. А её всё вычёркивали и вычёркивали из планов. Уже тогда у Козакова был большой авторитет, но он не мог помочь в этом деле.

В 1978 году состоялось знакомство Козакова с Геннадием Бокаревым (на тот момент главным редактором Свердловской киностудии), которому Козаков предложил сценарий. Бокарев пообещал Козакову «пробить» фильм, и не как телеспектакль, а именно как телефильм от Свердловской киностудии. И «пробил». Снимали на деньги Свердловской киностудии, но на базе «Ленфильма». Сцены на вокзале снимали в Ленинграде на станции Шувалово Октябрьской ж.д.. Козаков пригласил на фильм своих проверенных актёров. На роль Удри он планировал пригласить Зиновия Гердта, он дал согласие, но помешала болезнь. Тогда Григория Лямпе, тоже друга Козакова, пришлось оперативно вводить в фильм без проб, когда уже вовсю шли съёмки. На главную роль Козаков пригласил Олега Даля, как это и было 8 лет назад при планировании телеспектакля. Но вскоре стало ясно, что Даль за эти 8 лет помрачнел и приобрёл многие депрессивные признаки. Даль предложил снимать фильм в депрессивном стиле Кафки, что явно не входило в планы Козакова. Вторым претендентом стал 43-летний Сергей Юрский, но в те годы людям с примесью семитской крови пробиться на телевидение было проблематично — Лапин евреев не любил (что, впрочем, не помешало режиссёру еврейского происхождения в фильм по произведению еврейского прозаика привлечь актёров Костолевского, Козакова, Лямпе, Михаила Светина, Илью Рутберга). Тогда Козаков пригласил Игоря Костолевского, который, как оказалось, давно мечтал об этой роли. Он, снявшись уже в нескольких известных картинах, в своём театре Маяковского оставался актёром второго плана — велика была конкуренция. Анастасия Вертинская сразу дала согласие на роль. Козаков знал её и как кинозвезду, и как замечательную театральную актрису. Она была первой красавицей театра «Современник», а некоторые отдавали ей и всесоюзное первенство. Со Светланой Крючковой Козакова роднила пламенная страсть — любовь к поэзии. Они читали друг другу стихи ещё в общежитии БДТ.

Соавтором Козакова по фильму стал оператор Георгий Рерберг, который впоследствии отказался оставить своё имя в титрах фильма. Именно Рерберг придумал образ мадемуазель Куку для Светланы Крючковой — придумал ей стрижку и костюм. Рерберг был большим мастером своего дела. На съёмочной площадке разыгрался скандал между соавторами фильма — Козаковым и Рербергом. Козаков видел в роли Грига Леонида Филатова. Но Рерберг категорически отказался снимать Филатова — у него, якобы, «не кинематографическое лицо». Тогда сошлись на Родионе Нахапетове. Первой о нём вспомнила Вертинская. Нахапетов приехал сниматься, но во время репетиций понял, что это не его образ, не его роль, не его темпоритмы. Тогда Козаков подошёл к «Гоше» (Рербергу) и сказал — «Гоша, выбирай, или Филатов, или я». Рерберг ответил — «ну давай ты». Но всё же, в конечном итоге Козаков с Рербергом на одной из последних сцен фильма рассорились уже полностью, и Рерберг сказал, что он снимает с себя любую ответственность и даже не хочет, чтобы его фамилия фигурировала в титрах. (У них с Козаковым, как оказалось, были довольно разные взгляды на то, каким должен быть фильм). И в титры попал только второй оператор фильма Юрий Райский, а оператором—постановщиком значится камермен Владимир Иванов. Телевизионное начальство картину с трудом, но приняло — авторитет Геннадия Бокарева был непререкаем.

Премьера кинофильма состоялась в московском доме кино. Участники фильма не получили наград, но на фестивали фильм всё же послали. А Костолевский стал в Румынии своего рода национальным героем. Франко-румынский фильм (фр. Mona, l'etoile sans nom, рум. Steaua fara nume, 1965 год), где Мону играла Марина Влади, не имел в Румынии такого успеха, как фильм Козакова. В 2006 г. голливудский режиссёр румынского происхождения Роберт Дорнхельм пригласил Игоря Костолевского на роль царя Александра I в телесериале Война и мир.

Фильм снимали на средства Свердловской киностудии, но на базе Ленфильма и в окрестностях Ленинграда. Внешний вид, перрон вокзала, снятого в фильме — станция Шувалово Октябрьской железной дороги. Построенный в начале XX века железнодорожный вокзал в Шувалово сохранился до сих пор.

Мирою говорит Моне под звездным небом, что двойная звезда в созвездии Большой Медведицы называется Алгол. Однако это не так. Знаменитая звезда в этом созвездии носит название Алькор, а Алголем называется переменная звезда в созвездии Персея. При этом в пьесе Себастьяна звезда именуется Алькором.