Главная

Проект Submarine C13

Создание фильма

Создание клипа

Теория - съемка/монтаж

Классика кино

Отечественное кино

Учеба от Автора

 

Акира Куросава
Социальные сети
фейсбук
google
живой журнал
Поделиться

 


История кино

Классика кино / имена /

Куросава Акира / Kurosawa Akira

| 1 | 2 | 3 |

фильмы Акира Куросава

Дата рождения: 23.03.1910 г.
Дата смерти: 06.09.1998 г.
Место рождения: преф. Токио, Япония

Акира Куросава — поистине великий художник, заслуживающий место среди лучших мастеров киноискусства всех времен и народов. Иероглиф Акира означает светлый, ясный. Иерогиф Куросава — черная равнина. Напрашивается каламбур, что великий режиссер светится над черным пространством японского коммерческого кино.

Акира Куросава родился в 1910 году, в кино пришел в двадцать шесть лет, работал художником, декоратором, ассистентом, сценаристом. Свой первый фильм «Легенда о дзюдо» поставил в военном 1943 году, старательно уходя от современной проблематики и подчеркивая необходимость нравственного самосовершенствования занятиями национальным видом борьбы. Эти тенденции характерны и для последующих фильмов «Новая сага о дзюдо» и «Наступающие тигру на хвост» — экранизации классической пьесы репертуара театра «Кабуки». После поражения японской военщины Куросава обратился к современной тематике. Светлый лирический рассказ о влюбленных, пытающихся провести свой выходной день, не имея ни денег, ни друзей («Великолепное воскресенье»), насыщен документальными эпизодами из жизни современного города.

Но в следующих фильмах: «Пьяный ангел», «Тайная дуэль», «Бездомный пес», «Скандал» — Куросава тонко обличает пороки капиталистического общества. Врач обнаруживает у своего случайного пациента-гангстера открытую форму туберкулеза, делает все, чтобы спасти его от болезни и от подчинения гангстерской шайке, но юноша гибнет в очередной стычке с бандитами. Военный врач заражается, оперируя раненого сифилитика. Полицейский, у которого украли пистолет, разыскивает его в притонах, трущобах, развалинах, оставшихся от военных бомбардировок. Молодой художник старается защитить свою возлюбленную от шантажа. Во всех этих фильмах показано социальное зло, беды, приносимые порочным и жестоким обществом честному и поэтому беззащитному человеку.

В главных ролях этих фильмов выступают атлетический красавец Тосиро Мифунэ и низкорослый толстогубый Tакаси Симура, обладающий на редкость выразительными глазами. Роли обоих актеров разнообразны, характеры их героев сложны и противоречивы. Но поистине удивительна легкость, естественность, органичность их глубоко прочувствованной игрой.

Куросава не делает далеко идущих политических выводов, подчас его критика носит либерально-демократический характер, но несомненен его воинствующий гуманизм, утвержденный совестью и справедливостью.

фильмы Акира Куросава
Кино от Акира Куросава

Всемирную славу, сенсационный успех принес Куросаве фильм «Расемон», получивший главный приз на Венецианском кинофестивале в 1951 году. Он поразил и продолжает поражать зрителей по сей день своей необычностью, драматизмом, художественным мастерством, силой и глубокой человечностью. Успех «Расемона» возбудил всеобщий интерес к японскому кино. В Соединенных Штатах Куросаве был присужден «Оскар». В Европе и Америке зазвучали имена классиков, снимающих хорошее кино — Тэйноскэ, Микио Нарусэ, Ясутзиро Одзу; современных мастеров — Имаи Тадаси, Ямамото Сацуо, Киноситы; посыпались премии в Канне, Берлине, Локарно. Ни один Венецианский фестиваль не обходился без премий японцам. Были награждены и многие другие фильмы Куросавы. Но в Японии и критика, и зритель сошлись к его нежданной славе более чем прохладно, объясняя это тем, что Куросава, мол, не чисто японский художник, ибо слишком зависит от Европы.

И Куросава, словно нарочно желая подтвердить это несправедливое мнение, выпускает ряд фильмов по произведениям Достоевского, Шекспира, Горького. И каждый раз происходит чудо: сохраняя безукоризненную верность идеям и стилистике европейских классиков, Куросава создает по их произведениям истинно японские фильмы, удивительно японские.

Лица и имена героев, костюмы, обычаи, пейзажи во всех картинах, конечно, японские. И в то же время разве не мучительную противоречивость и буйную широту русского характера раскрывает Тосиро Мифунэ в роли Рогожина, и разве не тонкую духовность, застенчивость, скромность и непоколебимое стремление к правде и справедливости, столь типичная для русского интеллигента князя Мышкина, бережно доносит Масаюки Мори?

Столь же русскими по духу являются и Василиса (Исудзу Ямада) и Лука (Хидари), и Васька Пепел (Тосиро Мифунэ) в экранизации «На дне». А могучие, клокочащие страсти шекспировских героев в фильме «Замок в паутине» или «Трон в крови» — по «Макбету» и в фильме «Paн» мотивам «Короля Лира»? Перенесенные в японское средневековье, эти трагедии поражают и могуществом чисто кинематографических решений: незабываема туча стрел, пронзающая Макбета, потрясающа бешеная скачка охотников в начале «Рана». Необузданные взрывы темперамента по-шекспировски (или по-японски?) сочетаются с тончайшими психологическими оттенками в игре большинства актеров.

Шекспировская страстность и монументальность в сочетании с психологизмом и, зачастую, с юмором характерны для большинства исторических фильмов Куросавы. В них решаются вечные нравственные проблемы.

режиссер Акира Куросава

Исторические фильмы Куросавы перемежаются современными. «Записки живого», «Злые остаются живымим», «Между небом и землей», «Рай и ад» несут в себе и детективные ситуации, и сатирические выпады, и философские размышления, и скрытую публицистику. Их сюжеты динамичны, человеческиe характеры очерчены остро и разнообразно, а идеи резко антикапиталистичны.

Но, несмотря на публицистичность, отчетливую идейную направленность, в этих фильмах живет печаль, а порой и отчаяниe. Их герои одиноки в своей борьбе и поэтому обречены на гибель. И, понимая это, они сознательно жертвуют собой. Акира Куросава не видит перспективы в борьбе с несправедливостью. Он видит возможность победы в другом — в творении добра. И поэтому устойчиво утверждает необходимость творить добро, бороться с унижением, эксплуатацией и порабощением человека. Куросава не боится прямого морализирования, провозглашения своих убеждений открытым текстом, устами действующих лиц. особенно ярко эта тенденция проявляется в фильмах «Жить» (1852 г.) и «Додэскадэн» (1970 г.).

Успехи прогрессивных режиссеров, да и растущая популярность самого Акиры Куросавы, а главным образом, усталость oт вмешательства продюсеров, побудили первого кинорежиссера Японии рискнуть. И он вложил все свое состояние в постановление фильма «Красная борода», снятого в 1965 году по популярному роману писателя Ямамото Сюгоро. Это один из самых масштабных и значительных фильмов Акиры Куросавы. В нем особенно резко сказались гуманизм режиссера, его пристальное внимание нуждам и страданиям трудящихся.

Художественный успех картины был очевидным и несомненным, но преодолеть прокатные препятствия Куросаве не удалось. Финансовую катастрофу не предотвратила даже сборы мирового проката. Чтобы выйти из денежных затруднений, Куросава согласился на приглашения американских продюсеров. Но вместо постановки задуманного фильма «Стремительный поезд» ему стали навязывать комерческое эротическое ревю. После долгих и изнурительных уговоров ему удалось получить «гигантскую и самую дорогостоящую» (по утверждениям рекламы) постановку «Тора-Тора-Тора» о начале японо-американской войны.

Акира Куросава намеревался создатъ острый, антивоенный фильм, но, прочитав сценарий, воспевающий мощь империализма, узнав, что окончательный монтаж фильма будут производить американские режиссеры, отказался и вернулся на родину, сопровождаемый грязными насмешками прессы, намеками на психическую неполноценность и прямыми обвинениями в «красных» настроениях.

Около пяти лет великий режиссер оставался без работы. Большинство своих произведений Куросава поставил в крупнейшей японской кинокомпании «Тохо». Ее руководство предоставляло завидную гибкость, привлекая талантливых и именитых кинематографистов, и порою, сообразуясь с общественными настроениями и производственной конъюнктурой, позволило им создавать прогрессивные и даже острокритические фильмы. Однако в связи с укреплением экономического могущества Японии, с ростом реваншистских и милитаристских направлений, а также с усилением конкуренции американских кинофирм и телевидения в японском кино наметился кризис.

Обанкротилась крупнейшая фирма «Синтохо». Идеологический контроль и давление на творческих работников к концу пятидесятых годов усилилось и наиболее смелые и упорные художники вновь стали предпринимать попытки организации самостоятельных, независимых кинокомпаний. В 1969 году Кэйскэ Киносита, Кон, Масаки Кобаяси и Акира Куросава создают независимую компанию «Четыре всадннка». На деньги, одолженные у друзей, в невиданно короткие сроки, без декораций, на городской токийской свалке без именитых актеров и широковещательной рекламы Акира Курасава снимает «Додэскадэн» (по Ямамото Сюгуро).

Этот фильм густо населен разнообразными персонажами, объединенные лишь местом обитания, — огромной городской свалкой. Здесь в лачугах, землянках, кузовах разбитых ютятся отбросы общества. Грязные, пьяные, одичавшие, грубые, странные и смешные, но люди! Их жизнь, их взаимоотношения бессмысленны, алогичны, порою грязны, но и в них можно обнаружить человечность и доброту. И даже справедливость, гордость, самоотверженность.

Премьера состоялась в Москве на VII Международном кинофестивале. Приз Союза кинематографистов, восторженные рецензии на многих языках мира и снова — блокада фирм и финансовый крах. И однажды газеты принесли ошеломляющую новость : Акира Куросава кончил жизнь самоубийством. С трудом удалось его спасти. И снова почти пятилетний перерыв. И вновь попытка работать за рубежом. На этот раз в Советском Союзе. И, к счастью, попытка удачная.

В 1975 году на «Мосфильме» Акира Куросава создает фильм «Дерсу Узала» по книге замечательного русского путешественника Арсеньева. Это поэма о вечной и прекрасной природе, о чистых и братских человеческих отношениях, о месте человека в окружающей его действительности. Совместно с советскими кинематографистами, с советскими актерами Соломиным, Чокморовым, Мунзуком и другими, несмотря на некоторую растянутость и фрагментарность сценария, Куросаве удалось создать сильное, монументальное произведение.

Золотой приз на IX Международном кинофестивале в Москве в 1975 году, американский «Оскар» в 1976 году, широкий прокат с участием советских киноорганизаций — все это вернуло Куросаве творческие силы и уверенность в себе. Неспешно и тщательно ставит он исторические фильмы, сложные и роскошные, с впечатляющими массовыми сценами с жестокими боями, столь милыми японскому зрителю: «Кагемуша» («Тень воина», 1980 год, приз фестиваля в Канне) и «Ран»(1986 год, по мотивам тргедии Шекспира ««Король Лир»).

Можно с уверенностью утверждать, что это — шедевры, вершины кинематографического мастерства. Но зрителями и большинством критиков принимается с прохладным почтением, как произведения общепризнанного, но устаревшего, почившего на Олимпе классика. Как классика его принимают теперь во всем мире, где постоянно устраивают ретроспективные тематические показы фильмов. Но фестивали и фильмотеки доходов не приносят…

Акира Куросава обладает волшебной необъяснимой способностью сохранять смысл, дух экранизируемых произведений, перенося их в Японию, вольно перестраивая их фабулы, меняя даже характеры персонажей. Так было с «Идиотом» Достоевского, «На дне» Горького. Обращался он и к Шекспиру в «Троне в крови» или «Замке паука», поставленном по мотивам «Макбета».

В лучших произведениях Куросавы — в «Расемоне», «Семи Самураях», «Красной бороде» — присутствовали шекспировские страсти, шекспировское умение видеть в индивидуальном всеобщее, сочетать высокое и низкое, трагедийное и комическое, свободно фантазировать в изображении разных эпох, сохраняя всегда и повсюду связь с той, новой эпохой, зритель которой воспринимает его творения. Наша современность дышит в фильмах Куросавы. И, несмотря на то, что значение Акиры Куросавы для всех понятно, расцвет его творчества осложнен организационными, финансовыми, прокатными и идеологическими препятствиями.

В начале семидесятых годов, вскоре по выздоровлении после попытки самоубийства, Акира Куросава задумал экранизацию «Короля Лира». Но японские фирмы и крупные продюсеры не рискнули отпустить на это немалы средства. В 1975 году успех японо-советского фильма «Дерсу Узала», получившего «Оскара» и довольно широкий прокат, возродил мысль о Лире. В 1978 году был закончен сценарий, написанный вместе с Хидэо Огуни (одними из авторов «Расемона», «Жить», «Семерых Самураев», «Макбета», «Сандзюро», «Красной бороды», и других фильмов Куросавы). Вскоре к работе присоединился Масато Идэ, соавтор «Красной бороды». Но денег снова не нашлось: пугали масштабы постановки.

Тогда, опираясь на американских режиссеров-продюсеров Ф.Копполу и Д.Лукаса, фирму «XX век Фокс» и американское телевидение (для которого Куросава и Коппола даже сделали какой-то фильм, не упоминаемый в фильмографиях ни того, ни другого), Акира Куросава и собранный им коллектив поставили монументальный цветной исторический фильм «Кагемуша» («Тень воина»), который режиссер объявил генеральной репетицией к «Лиру».

«Кагемуша» был удостоен главного приза в Канне в 1980 году, собрал на Западе всевозможные восторги прессы («Барочное великолепие!», «Предел изобразительности!» и так далее), но в Японии успеха не имел и ожидаемых сборов не сделал. И снова поиски денег, нападки и ложные сенсации прессы, чередование отчаяния и надежд. Наконец, в 1983 году французский продюсер фильмов Бунюэля С.Зильберман рискнул и, при поддержке министерства финансов Франции, уговорив участвовать крупных прокатчиков Японии, собрал три миллиона долларов.

Съемки велись в пустынных горных районах Японии на натуре, в старинных замках. Но главный замок на склонах горы Фудзи, подлежащий пожару и разрушению, пришлось все-таки построить. Участие тысяч статистов, сотен лошадей, нескольких камер для одновременной съемки битв, наконец, приглашение именитых актеров, все это надо было оплатить. И только великолепной работой режиссерско-административного штаба Акиры Куросавы можно объяснить чудо: фильм продолжительностью около 3-х часов в 1985 году вышел!

Первые же его кадры ошеломляют. Под слепяще яркосиними небесами, по изумрудным полям, в пыльном мареве мчатся кони, мелькают доспехи, оружие, грозные лица самураев... Но пока это только королевская охота. Как же режиссер, в предвидении многих батальных сцен, поединков, гроз, решился начинать в таком темпе, с таким темпераментом?

Ведь дальше нужно будет нагнетать напряжение! «Король Лир» («Ран», что значит «Смута», но и «Безумие» тоже) заслуженного успеха не имел, в Японии был принят с холодным почтением, за ее рубежом тоже достаточно равнодушно. В критике разных стран появилось несколько серьезных и глубоких статей. Но сборов хороших не было. Продюсеры, проявив настойчивость и расторопность, оправдали свои расходы. Но оправдались ли расходы души и таланта художника?

И все же я уверен — «Ран» навечно останется на экранах как образец высокого искусства .

По материалам книги:
Р. Н. Юренев. Кино Японии послевоенных лет. - М., 1993.

Десять фильмов Куросавы, которые надо увидеть

«Расемон» / Rashomon (1950) 

«Идиот» / Hakuchi (1951)

«Жить» / Ikiru (1952)

«Семь самураев» / Shichinin no samurai (1954)

«Телохранитель» / Yojimbo (1961)

«Дерсу Узала» (1975)

«Кагемуся: Тень воина» / Kagemusha (1980)

«Ран» («Смута»)/ Ran (1985)

«Сны Акиры Куросавы» / Akira Kurosawa’s Dreams (1990)

«Августовская рапсодия» / Hachi-gatsu no kyoshikyoku (1991)