Главная

Проект Submarine C13

Создание фильма

Создание клипа

Теория - съемка/монтаж

Классика кино

Отечественное кино

Учеба от Автора

Русский Вулкан - кажется, сегодня Фортуна на вашей стороне!

 

Наскучили серые будни, зайди в клуб вулкан и сайт http://elbrus-2000.ru/game-gmslots.
Социальные сети
фейсбук
google
живой журнал
Поделиться
(The Wall) Pink Floyd
(The Wall) Pink Floyd
(The Wall) Pink Floyd

Cоздание клипа

История создания фильма "СТЕНА"
(The Wall) Pink Floyd

| 1 | 2 |

Личное...

В середине 90-тых бегая по кругу в гонках на выживание, наткнулся на груду пластинок у друга. Добротный запись альбома "Стена". Как они оказались ко времении в стране разрушенных отношений и потерянных возможностей. Когда альбом был сделан мы даже не подозревали какая это бомба. А сейчас к сожалению - присыпанная пеплом времени, добротное ретро рок-класики. И просто выворачивало когда демонстрировали мир в который мы шли (идем) бодрым шагом.

Альбом приобретаем - как если бы отдаем дань памяти неуслышанному вовремя шедевру...

..................................................................................................................................
Кинофильм режиссёра Алана Паркера по сценарию Роджера Уотерса, основанный на одноимённом альбоме группы Pink Floyd 1979 года.
Включает в себя игровые и анимационные эпизоды, в которых перемешано настоящее главного героя - Пинка Флойда, его воспоминания, фантазии и метафорические образы, передающие состояние персонажа.

Видеоряд сопровождается песнями Pink Floyd, преимущественно совпадающими с содержанием альбома (незначительная часть песен опущена, добавлены песни, отсутствующие на альбоме, местами изменён текст).
Анимация в фильме выполнена Джеральдом Скарфом.

Стена
"СТЕНА" (The Wall) Pink Floyd

СЮЖЕТ (пересказанный Аланом Паркером)

"История СТЕНЫ рассказана всего лишь при помощи музыки Pink Floyd, картинок и сепцэффектов. В фильме нет никаких диалогов, поясняющих сюжет. Наша история о Пинке, звезде Рок-н-Ролла, который сидит запертый в гостиничном номере где-то в Лос Анджелесе.

Слишком много шоу, слишком много наркотиков, слишком много апплодисментов — он просто сгорел. Слишком знакомые вспышки из фильма о войне по телевизору.

Мы смешали время и пространство, реальность и кошмар, рискнув заглянуть в болезненные воспоминания Пинка, каждое из которых — еще один кирпич в стене, которую он строит вокруг своих чувств.

Постепенно он удаляется от реального мира и погружается в свои кошмарные сны, и видит в них себя бесчувственным болтуном, которому остается лишь демонстрировать свою силу перед бездумной аудиторией.

Это кульминация той отвратительной черезмерности его мира и мира вокруг него самого. И за этим следует суд, в котором он сам судит себя, а против него выступают те люди, кто были свидетелями его жизни и участвовали в постройке этой стены."

Дата выхода: 7 июля 1982
Дата выхода DVD: 2 декабря 1999 (США) /2 июня 2003 (Европа)
Дата выхода DVD Deluxe Edition: 8 ноября 2004 (Европа) /25 января 2005 (США)
Компания: Metro Goldwyn Mayer
Продюсер: Алан Маршал
Исполнительный продюсер: Стивен О’Рурк
Режиссер: Алан Паркер
Сценарий: Роджер Уотерс
Анимация: Джеральд Скарф

Музыка спродюсирована Роджером Уотерсом, Дэвидом Гилмором и Джеймсом Гатри

В ролях:

Пинк – Боб Гелдоф
Жена Пинка – Элеанор Дэвид
Учитель – Алекс МакАвой
Мать Пинка – Кристин Харгрейвз
Отец Пинка – Джеймс Лауренсон
Юный Пинк – Дэвид Бингхэм
Маленький Пинк – Кэвин МакКеон
Менеджер – Боб Хоскинс
Поклонница – Дженни Райт
Жена Учителя – Марджори Мейсон
Доктор – Эллис Дейл
Американский доктор – Роберт Бриджес
Испанская горничная – Мери Пасарелли

Список музыкальных треков, прозвучавших в фильме (в порядке следования):

1) The Little Boy That Santa Claus Forgot (Vera Lynn)
2) When The Tigers Broke Free, part one
3) In The Flesh?
4) The Thin Ice
5) Another Brick In The Wall, part one
6) When The Tigers Broke Free, part two
7) Goodbye Blue Sky
8) The Happiest Days Of Our Lives
9) Another Brick In The Wall, part two
10) Mother
11) What Shall We Do Now
12) Young Lust
13) One Of My Turns
14) Don't Leave Me Now
15) Another Brick In The Wall, part three
16) Goodbye Cruel World
17) Is There Anybody Out There
18) Nobody Home
19) Vera
20) Bring The Boys Back Home
21) Comfortably Numb
22) In The Flesh
23) Run Like Hell
24) Waiting For The Worms
25) Stop
26) The Trial
27) Outside The Wall

«The Wall» (трейлер)

В апреле 1976 года совладелец крупной компании «Нортон/Уорбург» Эндрю Оскар Уорбург (в историю вошел как ушлый и коварный тип) стал секретарем, агентом и маклером британского музыкального предприятия под звучным именем Pink Floyd. Его вступление в должность совпало с началом тотального кризиса всемирно известной группы, и пару пет спустя, Уорбург исчез, прихватив с собой 74 000 фунтов инвестированных. Ситуация и без того драматическая усугубилась вероятным банкротством предприятия, и вскоре на помощь ошарашенным звездам шоу-бизнеса поспешили их звукозаписывающие компании. Баш на баш, — предложили американская Columbia и британская ЕМI, — они обязуются выплатить группе 4,5 млн. фунтов компенсации в случае, если музыканты сделают невозможное: вдохнут жизнь в полусгнивший труп и «вылепят» не позднее ноября 1979 года новый альбом Pink Floyd.

Собравшись в своем лондонском офисе, Роджер Уотерс, Дэвид Гилмор, Ричард Райт и Ник Мэйсон после долгой дискуссии постановили на возобновлении постылой совместной деятельности. Уотерс утешил нелюбимых коллег сообщением о том, что лично он уже написал все песни, так что если остальные не возражают, из них можно было бы без особого труда составить будущую пластинку. «Слушать их было нельзя», — вспоминал Гилмор о своей реакции на черновые наброски Роджера, того же мнения были и остальные. Но, не имея взамен практически ничего, скептически настроенная троица заперлась в студии Britannia Row и принялась разбирать пожертвования своего плодовитого коллеги. Первый из черновых песенных циклов — в нем шла речь о сомнительном путешествии автостопом и об ужасах семейной жизни с первой женой Роджера, Джуди Трим, — они отвергли сразу же. Второй цикл был, в принципе, о том же, однако тема отчуждения и изоляции от бренного мира за символической стеной казалась более универсальной. Нам, татарам, все равно, — решил «худсовет», — Стена, так Стена.

Идея Стены пришла в голову Уотерсу сразу после того, как в Монреале он воплотил в жизнь строчку из собственной песни «Dogs»: «Кого научили не плеваться в фэна?» Оплеванный паренек из первого ряда ушел вытирать лицо, а Роджер, потрясенный собственной выходкой, позже в гостиничном номере задумался о том, как же докатился до такой жизни он сам, и как случилось, что между публикой и группой со временем выросла стена отчуждения и непонимания. «И вот я подумал: чтобы разрушить эту стену в сознании, неплохо бы ее выстроить на самом деле»…

В течение года Роджер продумывал сюжет, принимая во внимание свои личные юношеские воспоминания и описывая зрелый период жизни как нечто весьма невротическое. Потеря отца на войне и недавний развод с женой – вот ещё две темы, которые он никак не мог обойти. Разрозненные мысли собирались в разрозненные песни, но друг с другом эти песни не клеились, а нужна была чёткая концепция.

Споры о концепции велись между Уотерсом и Гилмором. Обе стороны, будучи принципиально непримиримыми, решили в итоге нанять арбитра в лице канадца Боба Эзрина, чтобы тот решал все спорные вопросы.

В ноябре 1978 года Эзрин присоединился к воюющим музыкантам в Britannia Row, чтобы "стать их Генри Киссинджером", а заодно избавить черновики от монотонной английской назидательности.

«Заокеанский ум» Боба снабдил сюжет голливудской динамикой и хэппи-эндом (Карфаген должен быть разрушен!), а также настоял на определенной доле попсы в альбоме. В конце концов, заявил Эзрин, им нужна не просто новая пластинка Pink Floyd, а чертовски хорошая новая пластинка Pink Floyd. И пусть ее покупают тинейджеры: прибыль будет больше. Гилмор, которому такой подход к делу безусловно импонировал, не без злорадства вспоминал, как выходили из-под Уотерса мега-хиты типа "Еще одного кирпича в стене (часть 2)". Когда б вы знали, под каким давленьем росла Стена...

По словам Эзрина, конфликт между Уотерсом и Гилмором «перешел в открытую войну», когда в апреле 1979 года группа наконец-то приступила к записи доработанного и разученного материала. Тем не менее просто невероятно, но ключевая идея использовать в записи «Еще одного кирпича в стене (часть 2)» детские голоса пришла одновременно в ОБЕ упрямые головы! Задание добыть в студию детей было поручено звукорежиссеру Нику Гриффитсу, ответственному за «конкретные шумы». Тот поначалу собирался отыскать нескольких ребят с просто очень хорошими голосами, затем решил, что гораздо естественнее будет привести в студию целый школьный класс. Недалеко от Britannia Row находилась школа «Айлингтон Грин», славившаяся успехами в преподавании музыки. Поговорив с одним из преподавателей, Аланом Редшоу, Гриффитc остановил свой выбор на четвертом классе. Запись с детьми заняла всего полчаса, после чего детям были обещаны бесплатные уроки музыки в студии.

Очень скоро менеджер РF Стив О'Рурк, не имея более не малейшего понятия, как скрывать от налоговых служб нелегальные сессии звукозаписи на Britannia Row, склонил своих подопечных к аварийной эмиграции во Францию. Там в местечке Миравель, в тишине и безопасности (на первый взгляд), музыканты продолжили работу в студии Superbear. Но если вы думаете, что все споры на этом прекратились, то вы просто недооцениваете Уотерса и Гилмора. Ник Мэйсон, ближайший друг Роджера и крестный отец одного из его сыновей, во всех стычках неизменно занимал сторону своего товарища. Ему это припомнили. «Была такая песня, «Мама», с которой Ник никак не мог справиться, — рассказывал Гилмор. — Я предложил, чтобы Джефф Поркаро отстучал вместо него. Роджер с самого начала не желал ничего слышать — не потому, что Ник был его другом, а просто потому, что эта идея пришла в голову мне». В итоге, в борьбе за «Маму» лагерь Уотерса — Мэйсона потерпел поражение: за ударные сел Поркаро, а партию акустической гитары исполнил Ли Ритенуар.

В случае же с «Комфортабельным оцепенением» проиграл лагерь Гилмора. Эзрину понадобился симфонический оркестр, чтобы «придать их музыке атмосферу как бы театральную, киношную». Гилмор воспринял сие как пощечину классическому стилю Pink Floyd и уперся. Уотерс, как вы понимаете, выступил за предложение Боба — может, даже не из вредности, а чтобы действительно как-то разнообразить пресловутый «Pink Floyd Sound». Уотерса поддержал друг Мэйсон.

«Больше всего споров было вокруг «Комфортабельного оцепенения», — вспоминал Боб Эзрин. — Дэвид настаивал на простой и сердитой аранжировке: гитара, бас и ударные. Но Роджер был на моей стороне». Следующий комментарий Эзрина звучит как-то уж слишком грустно: «Вообще-то это ведь наше общее детище: Дэвид написал музыку, Роджер — слова, а я — оркестровые партии...»

Исполнение оркестровых партий Боб поручил пианисту и дирижеру Майклу Кэмену, специализирующемуся на создании музыки к кинофильмам. Уотерс рекомендацию одобрил, недовольному Гилмору было все равно. Оказалось, что участие/неучастие в записи оркестра — это еще полбеды. «До последнего шли споры о том, какую из двух записанных версий «Оцепенения» считать лучшей, а также как ее микшировать, — жаловался Гилмор. — В первой версии Ник явно облажался, и я настаивал на второй, но Роджер и слышать ничего не хотел; «Оставим первый дубль», и все тут». Столкновения между Гилмором и Уотерсом достигли такого накала, что Эзрин, в конце концов, нанял студию неподалеку от Superbear и «выслал» Роджера туда.

Ближе к сентябрю, когда музыкантам оставалось всего два месяца на шевеления, они решили устроить себе двухнедельный отпуск, чтобы затем продолжить запись в Лос-Анджелесе. Райт в Америку не приехал. Все его участие в проекте сводилось теперь к каким-то незначительным аккомпанементам — Уотерсу не нужны были долгие клавишные пассажи на новом альбоме. Более того, Уотерс постоянно донимал Рика упреками, справедливо считая его сообщником Гилмора. Теперь же неявку клавишника Роджер расценил как саботаж, направленный против всего коллектива. И выдвинул ультиматум: либо Райт выходит из группы и не получает свою долю с 4,5 млн., либо он, Уотерс, вообще останавливает проект, и денег не видать никому. С тяжелым сердцем Райт прибыл в Лос-Анджелес, однако его присутствие оказалось чисто символическим: откровенно говоря, львиную долю клавишных партий в «Стене» исполнили Питер Вуд, Фред Мэнделл да Боб Эзрин. Причем их процент гонорара был куда меньше, нежели у Райта. (Вот и скажите, где тут справедливость!) Наибольшая же ирония заключается в том, что когда альбом все-таки вышел в продажу, на его конверте состав группы указан не был, а посему имена Райта и Мэйсона (!) отсутствовали (чего не скажешь о Гилморе и Уотерсе, чьи фамилии значились в списке авторов и продюсеров).

Заключительный этап работы, изготовление матрицы, происходил уже впопыхах: группа катастрофически не укладывалась в заданные сроки. Поэтому когда в работе была, наконец, поставлена точка, порядок и состав номеров на пластинках (их оказалось две) не совпадал со списком песен на конверте. Песен оказалось и в самом деле слишком много, поэтому альбом чуть было не стал тройным, а это крайне непопулярный формат (слишком дорого). Жесткое продюсирование привело к тому, что сокращались не только строчки и куплеты — местами вырезались целые песни. Но в итоге это дало потрясающий результат: динамика альбома такова, что 80 минут звучания пролетают абсолютно незаметно, — "The Wall" слушается на едином дыхании и практически… ПРАКТИЧЕСКИ… не имеет слабых мест.

Некоторые шероховатости покрыл, отдельные недостатки восполнил, а кое-какие неясности прояснил одноименный фильм Алана Паркера, снятый по горячим следам альбома. В создании этого гигантского видеоклипа, помимо двух мегалломанов, Паркера и Уотерса, принял участие третий мегаманьяк, мультипликатор Джеральд Скарф. И хотя по окончании работы «лебедь, рак да щука» расстались неудовлетворенные результатом и недовольные друг другом, их кинематографическое детище впечатляет и поныне.

Но вернемся к альбому. Как вы помните, он был обещан в ноябре 1979 года. Что ж, группа Pink Floyd (вам смешно?) выпустила его в последний день месяца. 30 ноября, и он был двойным, о чем ни EMI, ни Columbia даже не мечтали. Более того, материал, записанный на пластинках, по сей день считается едва ли не лучшим за всю карьеру рок-группы. Мистификация, скажете вы, и будете правы. Кто такой этот Пинк Флойд, заявленный на конверте альбома? Уотерс? Гилмор? Райт? Мэйсон? А может быть, Эзрин или Кэмен? За редким исключением, музыка, включенная в новую программу, разбивала наше представление о классическом стиле группы и раздвигала художественные рамки жанра. Рок-опера? Мюзикл? Да просто 40 минут болезненных воспоминаний о причинах и следствиях плюс еще 40 минут описания душевной деградации, и в финале — стремительный выход из тупика. Кто из нас не переживал похожий душевный кризис? Кто из нас не мечтал счастливо преодолеть его?

Со времен ленноновского «Plastic Ono Band» рок-музыка не ведала творения более откровенного и безжалостного к себе любимому. Тем и ценен "The Wall" , что она обращена к ноющей душе своей зеркальной стороной. Приятно поплакаться в нее, но и не менее полезно набраться сил для борьбы с самим собой.

Наше восхищение и благодарность таковы, что сегодня мы уже не задумываемся о мелочах и не желаем знать, кто есть на самом деле этот Пинк, и что есть на самом деле этот "The Wall". Мое мнение? Цельное музыкально-театральное произведение, выдающаяся работа замечательного коллектива. Возможно, их последнее по-настоящему полноценное творение

И если сегодня, спустя 20 лет, мы решим сдвинуть бокалы, дабы отметить этот маленький, но знаменательный юбилей, я все же предложил бы вам тост за человека, без которого «Стена», возможно, никогда не состоялась бы.

Вы, конечно же, догадались, кто он?
Эндрю Оскар Уорбург!

Далее...
.....................................................................................................................................................

| 1 | 2 |